Интервью с В.Туровым "Бизнес обязан легализоваться"



Цель нашей компании - помочь бизнесменам России, используя законы и судебную практику, легально снизить налоги, обезопасить активы, защитить бизнес и создать основу для процветания и преуспевания.

14 Августа 2010 Эпиграф
14-08-2010

turov.jpg

О том, как изменилось условия для ведения бизнеса в стране после начала кризиса и что необходимо делать представителям малого и среднего предпринимательства в этих условиях рассказывает учредитель ЮК «Туров и партнеры» Владимир Туров.

Досье.

Владимир Туров (г. Москва) учредитель и владелец ЮК «Туров и партнеры», соучредитель новосибирской ЮК «Туров и Побойкина – Сибирь». Его статьи регулярно публикуются в журналах «Учет. Налоги. Право», «Налоговое планирование», «Бухгалтерский учёт» и др. Уже 22 года лет Владимир Туров ведет семинары и бизнес-консультации по корп оративным структурам, налогам, договорному праву, порядку контроля бухгалтерии, экономической безопасности, юридической защите бизнеса, финансовому анализу, бюджету организаций и другим направлениям, непосредственно связанные с предпринимательской деятельностью.

– Владимир Викторович, как вы оцениваете изменения для бизнеса за год кризиса?

Давайте сразу оговоримся что речь пойдет о ситуации для микро-, малого и среднего бизнеса. Напомню, микробизнес – компании с числом работающих до 15 человек и с оборотом 60 млн рублей. Малый – число работников от 16 до 100. оборот до 400 млн рублей и средний бизнес это число работников свыше 100, оборот 0,4-1 млрд рублей.

Начнем с общих тенденций. Президент и команда, я не могу так сказать о правительстве, значительно облегчили жизнь этой категории бизнеса, по крайней мере, законодательно. Что было сделано конкретно. Милиция теперь может проверять бизнесменов только в 4 случаях. Все плановые и внеплановые проверки должны согласовываться с прокуратурой. Действует правило, что бизнесмена не сажают в СИЗО за налоговые преступления, а ограничивают его подпиской о невыезде. Если вина предпринимателя доказана, он имеет право расплатиться с долгами государству, не сесть, не потерять бизнес, а развивать его дальше. Это и для экономики хорошо и незаконопослушный предприниматель ответственность за свои действия понес. С законодательной точки зрения для бизнеса сделано очень много.

Но тут же случилось такая странность судьбы: милицейские структуры, по наблюдениям предпринимателей и моим собственным взяток стали вымогать больше. Взяткоемкость выросла. Представители правоохранительных органов, действия коллег объясняют выросшими рисками. Давление на бизнес со стороны милиции меньше не стало. Это для бизнеса минус. Возможно, это связано с тем, что скоро милицию вообще лишат права заниматься расследованием экономических преступлений. Этим будет заниматься следственный комитет при прокуратуре.

Кроме законов улучшилось финансирование бизнеса. Стало чуть легче с кредитами. Чуть-чуть понизились ставки денег. В экономике денег, конечно, по прежнему не хватает, но ЦБ ставку рефинансирования регулярно снижает. Другое дело, что предприниматели бояться брать кредиты, да и банки требуют больше залогов, больше обеспечения, чем было до кризиса.

Положительно можно оценить и нацеленность государства на развитие инноваций. Хотя условия для такого бизнеса пока только на бумаге хорошие.

Отрицательные моменты от кризиса следующие. Идея о том что Россия должна стать производящей страной и перестать быть сырьевым придатком Западного мира пока не получает поддержки чиновников. Запад стремится сохранить Россию как сырьевой придаток и Россия не спешит освобождаться от сырьевого проклятия. Сырье развращает население, в итоге производительность труда в России в три раза ниже, чем на западе. Например в стране у которой нет сырья, для того чтобы заплатить зарплату врачу или учителю должны хорошо сработать производители. Они должны что-то сделать и что-то продать, после этого будут деньги из которых можно платить зарплату врачу и учителю. А у нас есть нефть и чтобы платить зарплату бюджетникам нужно просто продать нефть, а работать можно в три раза хуже или вообще ничего не делать.

К слову мы вообще очень много отдыхаем. В США оплачиваемый отпуск 7 дней, в России 28-45. В США праздничных дней 8-10 включая рождественские каникулы. У нас 10 дней – это только новогодние выходные, не считая майских «каникул» и других праздничных дней.

Кризис ситуацию не изменил. В России за 10 лет отечественные бизнесмены не построили, практически ни одного нового относительно крупного завода, ни одной фабрики. В основном у нас строят западные инвесторы.

Я считаю, что производство в России губиться по халатности. Производство у нас никак не симулируется, вне зависимости от того, что оно производит. У нас нет ни одной госпрограммы конкретно по стимулированию производства. Поддержку предприятий входящих в госструктуры рассматривать не будем.

Минус нашей экономики в том, что мы строим торговые центры, а они посредством удовлетворения спроса населения поддерживают и развивают китайскую экономику, французскую экономику, немецкую экономику…..

Конечно запрещать строить торговые центры не нужно. Но нужно путем создания преференций стимулировать собственное производство. Если ты что-то производишь, тебе снижают налоги на 20%. Если только продаешь сырье, тебе плюс 20% налогов. Если из сырья производишь бензин – опять минус 20%.


– Можно ли считать прошедший год потерянным для реструктуризации экономики?

Совершенно однозначно да. Он был потрачен на социальную сферу. Согласен «социалка» важна. Но год который можно было использовать для реструктуризации экономики был потрачен на решение вопросов в социальной сфере. В итоге мы получили некий неосоциализм, который привел нас к олигархическому социальному капитализму, где нет возможности ни производить товары, ни развивать экономику.

Я не вижу особых подвижек в этом направлении. Не вижу чтобы по факту начали поддерживать бизнес. Чтобы каждый реально, по факту мог получить кредит. Чтобы была такая государственная программа для всех видов бизнеса или хотя бы программа кредитования производственных и инновационных компаний. Если у нас не будет производства, лучше будут жить только чиновники и пенсионеры. Они финансируются за счет нефти и газа.


– Может ли измениться ситуация в экономике до конца года?

Я могу сослаться только на выступления министра финансов Кудрина. По его словам у нас есть резервы, и он их пока находит. Но если мы не сможем использовать эти резервы, нам все равно придется повышать налоги. Так я понимаю суть всех его выступлений. Я же думаю, что часть денег можно найти, если победить коррупцию. Ни для кого не секрет, что в России есть откаты. В их оплате публично признаются западные компании. Но если «откаты» из бюджетных средств вместо карманов конкретного чиновника окажутся в экономике и бюджет заметно увеличиться и ситуация в экономике улучшиться. Нам нужно убрать коррупцию, но для этого нужно прилагать усилия, в том числе и государству. Но государство не находит в себе возможностей справиться с этим злом и может опять выбрать путь повышения налогов. Кстати с будущего года повышается социальный налог. Взносы в социальные фонды будут для всех типов предприятий 34% плюс 13% подоходный налог. Итого 47%. Как вы думаете, будут ли предприниматели уходить в тень?


– И что в этих условиях делать бизнесу?

Легализоваться. Я считаю, что бизнес просто обязан работать легально невзирая на все препоны. Чтобы бизнесмен мог прийти к любому чиновнику и с чистой совестью требовать, то что тот обязан делать. Если бизнесмен платит все налоги и ведет бизнес легально, у чиновника не будет никаких способов и возможностей давления на бизнес. И от него можно требовать, чтобы он как государственный или муниципальный служащий оказывал соответствующие государственные или муниципальные услуги бизнесу.

Нужно процветая и развиваясь переходить на легальный бизнес, не взирая ни на какую налоговую систему .Это необходимо и неизбежно. Могу привести оценочные цифры которые я наблюдаю в разных концах страны. Фонд заработной платы в секторе малого бизнеса нелегален на 40-50%.

Правительство признало, что в стране обналичиваются сотни миллиардов долларов из-за этого бюджет недополучает только от малого бизнеса и среднего бизнеса, который участвует в системе обналички минимум 50 % НДС и 60% налога на прибыль. Крупный бизнес, конечно, тоже использует обналичивание средств, но крупному бизнесу сложнее уйти от налогов, поэтому он легален практически весь. То же самое нужно сделать и малому бизнесу, и среднему и микро бизнесу.


– Какие отрасли, по вашему, проиграли от кризиса? Есть ли выигравшие?

В наибольшей степени пострадали строители. Понесли потери финансовые рынки, хотя они у нас были в зачаточном состоянии, сжалась ипотека как отдельный финансовый рынок. Пострадали производственные предприятия любого рода и в любой сфере хозяйствования. Пострадали от кризиса транспортные компании грузоперевозчики. А вот в сельском хозяйстве наоборот есть ситуация для подъема. У нас было колоссальное перепроизводство зерна в прошлом году, что создало широкие возможности для развития отечественного животноводства. В целом были созданы условия для подъема сельского хозяйства. Оно не пострадало от кризиса. Другое дело как будет развиваться ситуация сейчас.

Однако кроме экономической сферы, на мой взгляд у нас пострадали и другие сферы. И не от кризиса. А от внедрения новых подходов. Я имею ввиду область культуры и образования. Я считаю, что введение ЕГЭ, увеличение сроков обучения в школе, разделение высшей школы на бакалавриат и магистратуру может пагубно сказаться на будущем нации. И конечно же нам необходимо вернуть демократическое движение и сменяемость всех ветвей власти.


Подготовила Ольга Еренкова, газета "Эпиграф"
http://epigraph.info/articles/-/nid/11697/cid/12/id/31925/

Возврат к списку