«Если посчитать взятки, то все эти льготы – это будут слезы»



Цель нашей компании - помочь бизнесменам России, используя законы и судебную практику, легально снизить налоги, обезопасить активы, защитить бизнес и создать основу для процветания и преуспевания.

«Если посчитать взятки, то все эти льготы – это будут слезы»
8 Июня 2011

По материалам http://www.gazeta.ru/business/2011/06/08/3657757.shtml

— 8.06.11 21:15 —

ТЕКСТ: ЕКАТЕРИНА ГЕРАЩЕНКО, ГЛЕБ КЛИМЕНТЬЕВ

ФОТО: ИТАР-ТАСС

У предпринимателей нет единого мнения о том, какой сценарий снижения страховых взносов предпочтительнее. Любое решение будет временным, уверен бизнес: налоговая и социальная системы нуждаются в более радикальной реформе.

Лев Хасис, экс-директор Х5 Retail Group: Страховые взносы – это нагрузка для бизнеса и одновременно источник социальных выплат. Размер отчислений определяется потребностями. Как распределить нагрузку между разными видами бизнеса – трудный вопрос. И границу между, например, крупным и средним бизнесом трудно провести. Для снижения налоговой нагрузки средний бизнес может дробиться, чтобы платить ставку, предназначенную для малого. Ставка должна быть унифицирована, приемлемый уровень – тот, который был до последнего повышения, 26%.

Александр Шохин, глава Российского союза промышленников и предпринимателей: За базовую модель берется дифференциация взносов. Дело даже не в цифрах: это вещь счетная, связанная с выпадающими доходами, способами их компенсации. Но сама идея дифференцированных ставок, безусловно, имеет право на существование. Прежде всего потому, что, когда мы встречались с Владимиром Путиным в апреле, даже крупные предприниматели говорили, что особо тяжелое негативное воздействие повышение тарифов страховых взносов имеет на малый бизнес. Сама идея дифференцировать ставки разумная. Но есть еще много других вариантов, о которых администрация президента еще скажет, выбирая из этих вариантов. Есть идея о повышении зарплатного порога, с которого происходит отчисление, с 463 тысяч рублей до 660 тысяч, даже до более чем 1 млн рублей. Но это имеет смысл, только если обязательства фондов перед плательщиками взносов с высоких зарплат не будут увеличиваться. Потому что, если они будут расти, получится, что это временное решение на период до выхода на пенсию этой группы. Но многие решения у нас, к сожалению, принимаются как временные, исходя из задач балансирования бюджета. Решение вопроса об уровне ставок страховых взносов затянулось. Мы изначально предлагали более аккуратный подход, в частности не переходный период для малого бизнеса, а фиксацию более низких ставок на малый, не только инновационный, но и другие виды бизнеса, навсегда. И сейчас эта схема проходит. В этом смысле нам есть чем себя утешить, так как некоторые из наших идей прошли. Некоторые, но не все. Так как базовой была идея провести социально ориентированную приватизацию и на ближайшие 2–3 года увязать пополнение фондов социального и медицинского страхования за счет целевого направления доходов от приватизации. Но программа приватизации становится все более и более агрессивной, а доходы от нее растворяются в общем бюджетном котле. А было бы правильно после нескольких примеров неудачной приватизации (я имею в виду не индивидуальные примеры, а системные решения, в частности 90-х годов) показать, что приватизация может быть социально ориентированной. За эти 2–3 года можно было бы отстроить социальные системы, то есть заложить в их основу страховые принципы, определиться с судьбой профессиональных пенсионных систем, накопительной пенсионной системы и так далее. А сейчас мы работаем в сугубо фискальном режиме. То есть забываем о том, что формально отмена единого социального налога и замена его платежами была затеяна для перевода системы на страховые принципы. Поиск неналоговых источников пополнения фондов, в частности приватизация, был бы правильным, и дефицит бюджета оказался бы на приемлемом для решения социальных задач и фискальной политики уровне.

Давид Якобашвили, инвестор, основатель «Вимм-билль-данн»: Мы всегда выступали за снижение ставок страховых взносов и предлагали опустить уровень до 12%. Иначе большинство бизнесменов переходит на «серые» схемы. Чем ниже, тем лучше. И ставку не надо делать дифференцированной: во всех компаниях работают люди, излишки можно снимать по другим схемам. Снижение ставки сделает для бизнеса интересным процесс инвестиций в инновационные проекты, развитие своих предприятий. Будет меньше экспорт валюты за границу.

Максим Каширин, президент компании Simple (импорт вина): Глобально экономика не готова к разделению ставок. Бизнес не эффективен. Рабочая сила стоит дорого, работает неэффективно. Чтобы экономика была живой и быстрой, налог на зарплату должен быть ниже. Можно повышать другие налоги, на имущество например. Высокие ставки взносов ограничивают возможности заработка для бизнеса – это сужает рынок потребления, и экономика не растет. Снижение – это однобокая мера. Она не меняет того, что в течение последних 8 лет мы проедаем накопленное. Нужна экономическая революция – консолидация власти и экономически активного населения.

Иван Родионов, член совета директоров «Связьинвеста» и «Фосагро»: Оба эти решения создают больше проблем, так как ставки остаются на не пригодном для бизнеса уровне. Снижение необходимо, так как в компаниях нового типа, инновационных, доля труда в себестоимости продукта ниже, чем, например, в сырьевых. Для сырьевых компаний можно повысить ставки. Перекладывать эту нагрузку на граждан Минфину невыгодно. Страховые взносы и НДС – самые легко собираемые налоги. Повышать их не нужно: денег у государства достаточно, нефть стоит $118 за баррель. На вопрос «а если нефть подешевеет», можно ответить «а если не подешевеет».

Кирилл Петров, управляющий директор компании I Free (мобильные технологии): Налоги и социальные отчисления всегда были высокими, поэтому любое снижение я приветствую. Насколько этого снижения будет достаточно для фондов, куда поступают отчисления, сложно сказать. А для предпринимателя это хорошо: любое снижение способствует «обелению» компании. Если для малого бизнеса ставки опустятся до 16%, мотивы быть «серыми» исчезнут. Крупные компании могут платить больше – с этой точки зрения логика в дифференцированном подходе есть.

Олег Шварцман, председатель совета директоров «Финансгрупп»: Ни по одному из вариантов снижение не достаточно. Страховые взносы дают основную налоговую нагрузку, от которой страдает крупный бизнес, так как его структура предполагает прозрачность. А малый и средний бизнес могут уходить от этих платежей по конвертным схемам. Ставка должна быть унифицирована и снижена до уровня 15–20%. Это будет правильно воспринято крупным бизнесом – компаниями, чей оборот превышает $100 млн. Но малый и средний бизнес не будут ее платить, их надо приучать постепенно – возможно, дробить налоги, вводить отсрочку выплат. Предприниматели ментально не готовы отчислять страховые взносы – порядка 70% их не платят. Хотя у них процент зарплатной нагрузки меньше, чем в крупных компаниях, где есть перегрузка кадрами.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: За счет снижения ставок страховых взносов, представители бизнеса получают определенные преимущества, но остается нехватка средств для покрытия дефицита бюджета Пенсионного фонда. Решения о снижении ставок недостаточно: оно частичное. Работа должна быть направлена на сбалансированность Пенсионного фонда и налоговой нагрузки. Нужно проанализировать возможность переноса этой нагрузки на граждан. Надо просчитать, смогут ли граждане платить страховые взносы. Особенно это касается бюджетных организаций.

Александр Морозов, главный экономист по России и СНГ банка HSBC: Вариант существенного снижения отчислений для малого бизнеса может сработать. Это может остановить или повернуть вспять процесс перехода предпринимателей на «серые» схемы. В целом идти дорогой повышения налогов и тарифов отчислений в социальные фонды на фоне дорогой нефти неверно. Такая стратегия балансирует бюджет, но дисбаланс возникает не из-за того, что есть недобор налогов, а из-за высоких бюджетных расходов. Эту проблему не решить повышением налогов. Исключение составляют акцизы на табак и алкоголь и НДПИ на газ, которые можно повышать. Нужно снижать неэффективные расходы.

Гарегин Тосунян, глава Ассоциации российских банков: Нужен дифференцированный подход. Сейчас есть сильное расслоение бизнеса, и крупный должен нести более высокую нагрузку – это справедливо. Крупный бизнес может переварить нагрузку и выше 34%. Для среднего бизнеса 26% – оптимальная ставка. Она позволит подтянуть к открытости. Самый низкий уровень для малого позволит его реабилитировать.

Андрей Романенко, президент QIWI: Дифференцированные ставки лучше, чем единая для всех. Те, кто зарабатывает больше, может больше платить. Это логично, если размер ставки зависит от выручки. По сравнению с Евросоюзом у нас либеральные ставки тарифов страховых взносов.

Вадим Дымов, владелец фабрики по производству керамических изделий, сети книжных магазинов «Республика», сети ресторанов «Дымов № 1»: Если выбирать из этих двух вариантов, то это снижение до прежнего уровня страховых взносов для малого и среднего бизнеса. Но в идеале нужно продолжить работу по снижению нагрузки для малого и среднего бизнеса, в особенности для производящих и социальных компаний. Нужно снижать как можно ниже – это будет воспринято позитивно. Малому и среднему бизнесу, на развитие которого мы делаем ставку, сейчас существовать очень сложно. Последний год в связи с повышением страховых взносов до 34% многие не выдерживали и закрывались.

Дмитрий Зотов, гендиректор «Сбербанк Лизинга» : Для России предпочтительнее поддержка интересов малого и среднего бизнеса. Из-за того что наша страна имеет историческое наследие Советского Союза (гипертрофированное развитие крупных предприятий), малый бизнес развит слабее. А это социальная опора государства. Поэтому налоговые преференции нужно прежде всего делать для малого и среднего бизнеса.

Дмитрий Орлов, основатель и глава банка «Возрождение»: Целесообразно опустить уровень страховых взносов для всех видов бизнеса до 30%. Если смотреть с точки зрения страны, экономики, реально производит и создает ВВП крупный бизнес. Малый и средний бизнесы практически не имеют удельного веса в экономике. Если бы это была Америка или Европа, где малый и средний бизнес базовые, – это да. А у нас его можно по пальцам посчитать. Его (малый бизнес – «Газета.Ru») грабят не налоги. Его грабят пожарники, санэпидемстанции, милиционеры, чиновники. Крупный бизнес от этого отбивается, а эти беззащитны – поэтому их нет. Если посчитать взятки, которые они платят, эти льготы по страховым взносам – это будут слезы.