«Малому бизнесу надо помогать, но как помогать – никто не понимает»



Цель нашей компании - помочь бизнесменам России, используя законы и судебную практику, легально снизить налоги, обезопасить активы, защитить бизнес и создать основу для процветания и преуспевания.

28 Мая 2015

Кирилл Дмитриев, член Совета «Опоры России» рассказал «Деловому кварталу» про «яростное нежелание Минфина» идти навстречу бизнесу, «тайные» депутатские поправки, торговые сборы и кадастр.

644_x_large_origin_copyright.jpg

За последние полгода было предложено создать несколько новых институтов поддержки бизнеса, более 2 трлн руб. решено было выделить на помощь компаниям в импортозамещении. Вчера в России отмечали День Предпринимателя. Президент Владимир Путин посетил форум «Деловой России» и заявил, что общество и государство заинтересовано в появлении «массового слоя» новых успешных компаний. DK.RU решил выяснить, как сам бизнес оценивает поддержку, которую ему пытаются оказать, и побеседовал с членом Московского Совета "Опоры России", занимающейся защитой прав малого и среднего бизнеса, Криллом Дмитриевым.

- В последнее время много говорят о том, что надо помогать бизнесу. Ощущаете помощь?

- Ситуация в малом и среднем бизнесе очень сложная. Инициатив много, причем и от бизнесменов, и от депутатов. Нас волнуют, что принимаются инициативы, которые усложняют бизнес: например, введение новых налоговых торговых сборов в Москве с 1 июля (фиксированный платеж, устанавливаемый регионом, который буду уплачивать предприятия торговли пока только в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе – прим. редакции). Многие мелкие магазины, причем в любом сегменте, становятся на грань выживания. Изначально это был законопроект о налоговом маневре, и непонятно какое отношение он вообще имеет к малому бизнесу и к торговле. Но как обычно – хотели одно, а получили другое. От законопроекта пострадает малый бизнес с площадью до 50 квадратных метров.

- Это касается только Москвы?

- Это только Москва, но, вы же знаете, что пилотные проекты сначала запускаются в Москве, потом распространяются на Санкт-Петербург и Севастополь, как города российского значения, а потом и дальше. В Москве сейчас этот вопрос остро стоит. Что касается вообще проблем бизнеса – о них в последние полгода многое говорилось, но они только усугубляются и усугубляются. Одна из самых главных проблем – это отсутствие доступа к кредитованию. Я говорю не понаслышке – моей компании это коснулось. Банки не то, что не пролонгировали кредит, а просто обрезали старый, просто остановили работу по нему, и все. Речь идет не о том, что увеличиваются процентные ставки, просто доступ к финансированию фактически закрыт – с предприятия требуют совершенно какие-то неадекватные непропорциональные залоги, выставляются какие-то невыполнимые условия. Агентство кредитных гарантий, которое должно нам помогать, и раньше вызывало много критики, а сейчас, когда на базе него хотят создать институт развития бизнеса в масштабах страны, это тем более вызывает много сомнений.

- В апреле ведь был даже Госсовет по вопросам развития бизнеса? Есть результаты?

- Очень большие надежды мы возлагали на заседание Госсовета, но я не увидел там позитива со стороны руководства страны – в первую очередь правительства и министров. Было видно яростное нежелание идти навстречу бизнесу ни в налоговых моментах, ни в каких-то других. Позиция Министерства финансов вообще вызывает очень большие вопросы, и непонятно как можно так относиться к малому и среднему бизнесу. При этом правительство ставит амбициозные задачи увеличить количество населения, занятого в малом и среднем бизнесе более чем в два раза.

- В чем состоит позиция Минфина?

- Посмотрите, министр Силуанов же высказался по всем вопросам – и по страховым отчислениям и по изменениям распределения налогов. Мы просили больше налогов оставлять на местах, чтобы муниципальные власти могли каким-то образом стимулировать рост малого бизнеса. Это все вызвало очень негативную реакцию со стороны Министерства финансов, они предложили этого не делать. И мы видим, что результаты совета носят декларативный характер – да, малому бизнесу надо помогать, но как помогать – никто не понимает. Финансовый блок просто не имеет четкой стратегии, на мой взгляд. В моем представлении ставка кредитная в кризис должна падать, а не расти. А делая деньги недоступными ни для бизнеса, ни для населения, мы роста не получим.

- Инициативы Госдумы, касающиеся бизнеса, как оцениваете?

- Мне неизвестны инициативы, которые бы привели к улучшению положения. Всерьез обсуждаются вопросы о налоговых каникулах для новых предприятий, но до сих пор он до конца не решен. Кого относить к новым предприятиям? Кто может этим воспользоваться? Каким надо критериям соответствовать? И написан проект так, что действительно очень трудно в нем разобраться. При этом растут сокращения – и на крупных предприятиях, и в система МВД. Куда пойдут эти люди? Трудоустроить их может только малый и средний бизнес.

Но есть взаимоисключающие вещи: с одной стороны нам говорят, что надо увеличить число населения, занятого в малом и среднем бизнесе – сейчас это официально около 20%, и, по-моему, цифра сильно завышена. Эту цифру хотят довести до 40-50%. Пока это невозможно сделать, если не поменять отношение. Бизнес - не дойная корова, не враг своей стране. Бизнесмены ничего не хотят - ни финансовой помощи, ни безвозмездных субсидий, они сами себя занимают, они платят налоги, что-то производят, оказывают услуги, создают рабочие места. Есть страны, где до 70% занято в малом бизнесе. И практика показывает, что в этом случае страна намного проще справляется с любыми кризисными явлениями.

- Пишут, что на последней встрече бизнеса с председателем Госдумы Сергеем Нарышкиным больше всего жалоб было на кадастр.

- Во многих регионах страны увеличена кадастровая стоимость недвижимости. Здесь есть разные подходы. Привязать налоги к кадастру – это, наверное, неплохо, потому что это понятные правила игры. Другой вопрос, что этой кадастровой стоимостью сейчас можно играть, как власти заблагорассудится. Если кадастровая стоимость повышается в 5 и даже в 10 раз, то это ни в какие ворота. Не может так быстро меняться кадастровая стоимость земли, чтобы просто увеличить налогообложение. Когда кадастровая стоимость превышает зачастую рыночную, то это не управление налогообложением, а обирательство бизнеса. В ближайшее время, скорее всего, кадастровая стоимость будет расти. Понятно, что Московская область впереди планеты всей, но и другие области подтягиваются. У меня есть информация по Тверской и Ярославской области об увеличении кадастровой стоимости.

- На встрече с Нарышкиным еще жаловались, что депутатские поправки по бизнесу часто проходят без оценки последствий.

- Да, так прошли поправки о торговом сборе, которые внес депутат Макаров (Андрей Макаров, фракция «Единая Россия» - прим. редакции). Законопроект изначально не имел никакого отношения к торговле и касался нефтяных компаний, которые, насколько я понимаю, использовали какую-то схему для оптимизации налогообложения. В рамках обсуждения были внесены эти поправки. То есть, практически тайно. Это был не прямой законопроект, не поправки в Налоговой кодекс. Внесено было каким-то образом без общественных слушателей, без ничего. Разговоры пошли только уже, когда поправки были на втором или третьем чтении, и бизнес обратил на это внимание. Нам удалось добиться, чтобы депутат Макаров прибыл в Общественную палату и каким-то образом начал это обсуждать. То есть, никакой официальной процедуры по этим налоговым поправкам не было. То же самое мы наблюдали по многим другим проектам. Это просто такая практика, на мой взгляд, просто незаконная, потому что есть установленные процедуры. Надо создать такую систему, чтобы ни одна поправка без согласования и подписанного документа с представителями бизнеса – РСПП, «Опоры России», ТПП – не проходила в Думу. Это стало плохой тенденцией, что вносят законопроекты без общественных слушаний. С этим надо бороться.

- Видите ли вы в Госдуме депутатов, которые отстаивают интересы малого и среднего бизнеса?

- Чтобы нас с вами не привлекли к ответственности, давайте не будем говорить, кто хороший, а кто плохой. Но депутаты должны нести ответственность за те законы и поправки, которые они вносят. Есть такие депутаты, не будем называть их имена и даже политические партии, которые вносят просто популистские поправки. Лишь бы просто внести, пообсуждать. Мне представляется, что такие депутаты должны нести ответственность за то, что они внесли 100 поправок, а прошла одна. А зачем вы вносили 99 других? Вы отвлекали депутатский корпус, бизнес-сообщество. Если поправки оказались вредными для бизнеса, для экономики, для страны, для бюджета – в этом случае депутаты должны нести какую-то персональную ответственность. Это заставит депутатов думать о стране и бизнесе, а не о собственной популярности.

Источник: www.dk.ru