Блог о налогах и налоговых проверках

Потапенко и Туров: про бизнес, власть и деньги

Добрый день, коллеги.
31 июля ко мне в офис приезжал Дмитрий Потапенко: бизнесмен, экономист, интереснейшая персона и просто прекрасный собеседник.
В прямом эфире мы обсуждали экономику, политику, бизнес и отвечали на вопросы слушателей.


               


Про экономику

      Владимир Туров: ВЦИОМ проводил опросы, согласно которым, в 2017 году по сравнению с 2016 годом у 63% российских бизнесменов ситуация стала хуже, 76% российских бизнесменов заявили, что они не доверяют действиям правительства.
В июне 2018 года я проводил аналогичные опросы среди представителей малого и среднего бизнеса, у меня получилось, что у 95% российских бизнесменов ситуация в той или иной степени ухудшилась, и, внимание, 100% из них не доверяют действиям Правительства и не верят, что оно справится с экономической ситуацией.
Как долго валиться будем?


      Дмитрий Потапенко: Вся эта история может очень долго валиться. Такая логика наших властей будет приводить к тому, что экономика будет сыпаться. Плохо будет, конечно, тем, кого мы называем предпринимателями, нам придется очень сильно меняться. Я всегда говорю своим коллегам, что власть такова, но она свою парадигму и свою идеологию менять не будет. И наша с вами задача – приспосабливаться к этим условиям.
Почему я говорю, что законная оптимизация налогообложения, это не только задача предпринимателя, но это и функция, в том числе и гражданина? Потому что, опять-таки, налоги – это покупка. По факту, мы ведем бизнес…


      Владимир Туров: Сколько лет будем валиться все-таки? Год, два, три? Ну, когда-то же подъем должен начаться.


      Дмитрий Потапенко: По моим оценкам, 2022 год будет серьезным переломом в серьезной мировой экономике. Будет происходить два перелома: перелом экономической парадигмы внутри страны и, конечно, будут так называемые политические изменения. Причем эти изменения будут не в рамках уличных протестов…



Про чиновников
Владимир Туров: Дайте совет правительству, как поднимать экономику? По факту, с точки зрения бизнесмена, если твой топ-менеджер из года в год проваливает ситуацию, и ты же его заменишь, наверное?


      Дмитрий Потапенко: Я – да.


      Владимир Туров: Вы какие-то советы им даете?


      Дмитрий Потапенко: Нет, это бессмысленно. Они делают все правильно. Они периодически спрашивают совета, другое дело, что они спрашивают совет достаточно иезуитский. Они спрашивают: «Что нам делать с экономикой, как нам ее изменить?» Но когда мы приносим всяческие программы, в том числе по экономике роста, они смотрят на эту программу и думают, как можно сделать «ручеек».


      Владимир Туров: Как можно управлять людьми, если тебе вообще не верят? Вот ты представляешь, ты бизнесмен и никто не верит ни в тебя, ни в твои способности. Да твоего бизнеса не было бы через неделю.


      Дмитрий Потапенко: Про бизнес – это другая история. Бизнес все-таки строится на команде, которую ведешь ты… Есть взаимодействие. Публичное, непубличное. А у них-то задачи такой нет, им не важно, верят в них люди или не верят. Для них мы – расход. Они относятся к нам как к корму. Это неприятно, конечно. Мы – корм.


      Владимир Туров: То есть идеальный гражданин – корова, которую поставили в грязное стойло, доят, потом тело заберут на мясо и телят заберут… Разве это не безнадега? Наступает оцепенение и апатия, а как жить-то?

      Дмитрий Потапенко: На моем официальном канале было множество цитат. И одна из них: «В делах повседневных помни о смерти и слово носи в своем сердце». Ребят, я вам скажу открыто, вы все сдохнете, и даже более того, я сдохну раньше. Вот если для вас это безнадега, тогда, ребята, вот табуреточка, веревочка, приходите, я вам обеспечу недорого и мыло. Но если вы осознаете, что это и есть стимул жить, вот тогда у вас в голове что-то поменяется.

      Владимир Туров: Все-таки я не могу поверить, что нашему правительству доверие людей не важно, а зачем тогда весь этот шум в телевизоре? Зачем нас убеждают, что они хорошие?


      Дмитрий Потапенко: Они не нас убеждают, они разговаривают сами с собой. Нету вертикали власти, есть группировки и их задача – не проколоться между своими группировками. И когда они делают публичные акции, каждое из министерств, они разговаривают не с нами. Они разговаривают с клубком целующихся змей, которые сидят рядом. Они не хотят беззаветной любви от нас. Они почему боятся определенных всплесков? Не потому что они боятся всплеска от нас. Они понимают, что соседняя группировка воспользуется этим всплеском и тебе свернут голову. Другая абсолютно парадигма.


      Владимир Туров: Получается, если мы посмотрим в словаре дефиницию слова «правительство», то у нас нет правительства.


      Дмитрий Потапенко: Нету. У нас государства просто нету, все существенно глубже. У нас просто, по сути дела, группировки. Они стали, конечно, цивилизованными, но если ты вспоминаешь 90-е, то принципиальной зарубы между Ореховскими, Солнцевскими и еще какими-нибудь особо сильно не отличаются от зарубы между какими-нибудь «фейсами» и МВД. А коммерсы – это расходная часть.


      Владимир Туров: Следующий вопрос. Я имею дело с нормативной базой. И вчера, снимал ролики, где речь шла о нормативной базе, все больше и больше удушающей: Центробанковский контроль, биометрию голоса должны сдать, фейсы свои должны сдать. Это полнейший сумасшедший дом. Иногда у меня складывается ощущение, что при разработке этой нормативной базы используется два принципа. Первый – принцип революционной целесообразности, он не основан ни на каких естественных экономических или политических или социальных законах. Либо второй – «разрабатываем законы, чтобы удовлетворить своих парней, лоббирующих нужные законы». Так ли это? И что я упустил?


      Дмитрий Потапенко: Ничего не упустил. Условно говоря, вот у нас эти кассы. Касса сама, по сути дела, не стоит ничего. Я договорился с парнями, чтобы они ее делали за ноль, а фискальный шифрователь стоит 8 тысяч. И ты обязан ее раз в год менять.
Восемь тысяч раз в год – это хорошая пенсия. У них правильная логика: гнать стадо в одно узкое горлышко и там его брить.


Про идеи и здравый смысл
Владимир Туров: Вот скажи честно, ты лично пробовал привнести здравый смысл в действия властей?


      Дмитрий Потапенко: Ну, помимо того, что мы писали стратегию роста, мы предлагали законопроекты. Вот один из законопроектов мне с моими коллегами удалось протащить, с лигой переработчиков макулатуры. Это было очень неимоверно – отмена налога на доходы физлиц со сдачи макулатуры. История заняла три года, а суть выеденного яйца не стоит. В любом царстве-государстве это должно было приниматься на раз-два. Суть такова, что гражданин, когда имеет макулатуру, при сдаче должен был платить налог на доходы физических лиц. Бредятина. Ну, вот три года.


      Владимир Туров: Это также как платить НДФЛ с помидоров, выращенных бабушкой на участке.


      Дмитрий Потапенко: Абсолютно. Но это пришлось… и огромное количество круглых столов, и походы в Госдуму и походы в ОП, и разговоры с министрами. Почему нам это удалось протащить? По одной простой причине: выгодоприобретателей не оказалось, поэтому мы и проскользнули. А если бы были…


      Владимир Туров: Я пробовал протащить идею 10% плоского НДС для всех, убрать 145-ю статью НК про льготы, убрать нулевую ставку НДС, убрать и 18% (сейчас будет 20%), и сделать так, чтобы, включая меня (упрощенец) тоже платил НДС.
У нас исчезал обнал автоматически… Даже с РТР-24 приезжали, меня три камеры снимали. Мы сняли серию передач и не показали ничего, потому что это неформат, бизнесменам неинтересно, и «ты раскачиваешь лодку». В чем дело-то?


      Дмитрий Потапенко: Подожди. Обнал – это же не частная структура. Обнал всегда лежит под погонами.


      Владимир Туров: Я в курсе. И есть две структуры из трех букв, они взаимодействуют, одна за дух отвечает, другая за тело.


      Дмитрий Потапенко: Конечно. Когда была заруба между обществом защиты прав потребителей и РПЦ, я почитал резолютивную часть. Поскольку там то, что общество защиты прав потребителей предъявляло, что храм Христа Спасителя используется как торговый центр. Резолютивная часть суда такова, что продажа свечек не облагается ничем, потому что «происходит взаимное безвозмездное одаривание по заранее установленной цене».


Про проект «Потапенко»
      Владимир Туров: Ты достаточно провокационные вещи часто говоришь и обидные. Один из бизнесменов, когда я готовился к этой передаче, задал вопрос: А не проект ли Кремля этот Потапенко? Очень уж смелые речи он говорит и не боится ничего.

      Дмитрий Потапенко: Во-первых, мы все – проекты. А во-вторых, Я не собираюсь вас разубеждать. Хорошо, предположим, я проект. Проект для чего? То есть, какая должна быть выгода для условного Кремля?


      Владимир Туров: Хорошо, тогда почему тебя не мочат? Может быть, тебя не боятся, не дорос?


      Дмитрий Потапенко: Дело в том, что мочат и мочат хорошо. Лет 5 назад одно известное радио, приглашало меня на свое празднование. Я им пишу, что не могу приехать, потому что у меня идет обыск. Физически. У нас идут револьверные проверки регулярно. У нас в среднем более 30 проверок в год. За прошлый год у нас было два обыска, одна выемка в общей сложности. Другое дело, что, опять-таки, в делах повседневных помни о смерти.


      Владимир Туров: Я очень уважаю людей, которые работают не за страх, а за совесть. Ты идейный.


      Дмитрий Потапенко: В этом со мной ж***


      Владимир Туров: Это не ж***, это очень достойно.


Про тотальный контроль
     Владимир Туров: Дмитрий, как думаешь, будет ли власть делать следующее: тотальное ограничение на высказывание в интернете, ограничение на выезд за рубеж, ограничения по валюте? Нужно ли как-то готовиться? Что делать-то?
      Дмитрий Потапенко: Я не скажу за мелкий бизнес. Но про средний бизнес, я никогда не скрывал, если вы понимаете, что за вами могут прийти и у вас есть имущественный комплекс, который могут отжать, у вас должен быть паспорт, условно говоря, Сент-Китс и Невиса с двумя ошибками в фамилии, с двумя ошибками в имени.
Для чего делается этот паспорт? Это на самом деле ваш парашют, который вы выкинете после того, как пересечете границу с Европейским Союзом по причине того, что флажки упадут в течение 2-3 часов. Большая часть бизнесменов, которые уезжают в Лондон, когда они хватают паспорт и выезжают, а потом просят политическое убежище, пытаются отмотаться. Это не очень приятная история. Но это вам, как совет, если у вас бизнес хотя бы с оборотом в миллиард, то уже надо об этом думать.
А будет ли власть ограничивать высказывания в интернете? Она это делает и сейчас с помощью закона.
Касаемо валюты – сейчас это делается. ЦБ заставляет банки при открытии валютных счетов увеличивать резервирование по валюте. То есть выдавливать из этой структуры будет.
Касаемо выезда за рубеж, это не столь фатально, окончательно не закроют по причине того, что выезжающие за рубеж – не критическая масса. Ну, выезжает нас там 6-9 миллионов максимум.


Про все подряд
      Владимир Туров: Кто, по твоему мнению, принимает решения в нашей стране, и если бизнесмены захотят что-то      улучшить, кому писать?

      Дмитрий Потапенко: Не получится. Нет такого центра единого, кому писать. Не существует этой вертикали власти. Они – дефрагментированные группировки, которые рубятся между собой и то, на чем вы можете выехать, если вы хотите порешать свои вопросы, это старая пьеса «Стакан воды», когда старый царедворец говорит: «Маленькое государство никогда не выживет в войне с большим государством, но оно может выжить, когда за него начинает рубиться два больших государства». Поэтому, если вы хотите решить свой вопрос, действуйте по принципу «Враг вашего врага – ваш друг».


      Владимир Туров: Назовите несколько вещей, которые, на ваш взгляд, правительство и президент должны срочно сделать, чтобы люди, включая мир бизнеса, окончательно не разуверились, и на следующих выборах эта власть могла как-то оправдаться перед людьми.


      Дмитрий Потапенко: Посыл бессмысленный. Потому что им ничего не надо делать. Выборы достаточно жестко контролируются. Я вообще не очень понимаю, зачем они их проводят, как таковые.


      Владимир Туров: Существует ли какая-то парадигма для бизнесменов, в которой они могли бы выжить и заодно денег заработать и быть незаметными?


      Дмитрий Потапенко: Не бывает такого. Универсальной пилюли нет. Потому что точно также, как ты ведешь налоговые консультации, а мы выкупаем компании, в 99,9 в прогрессе все ситуации нестандартные. Я всегда очень опасаюсь давать так называемые советы и вообще очень аккуратно рекомендую даже видео смотреть, потому что единственная вероятность успеха, которую я могу гарантировать – это только в случае, если я сижу внутри совета директоров и я понимаю всех актеров игры не только внутри, но и снаружи, и еще конкурентов, и какая еще среда. А так нет.


      Владимир Туров: А где ты свою копейку на старость хранишь? Может быть, бизнесменам поможет? Они тоже хотят защитить какой-то кусочек.


      Дмитрий Потапенко: В моем понимании имеет смысл делать доход того же бизнеса, который вы делаете, зеркалить его за рубежом.


      Владимир Туров: А что хорошего вы можете сказать о наших перспективах для коммерсантов?


      Дмитрий Потапенко: Коммерсант всегда выживет. Вне зависимости, легальное это поле или нелегальное. Вы, может быть, в силу молодости считаете, что предпринимательство появилось только вчера. Нет, даже когда была советская власть, да, были фарцовщики, были цеховики – бизнес существовал. Да, он существовал в нелегальном поле, да, был прорыв, когда произошла легализация всей это истории. Ведь предприниматель – это стиль жизни, это не заработок. Потому что в 90% случаев вы работаете круглосуточно. Это не про деньги. Бизнес будет жить всегда

.
      Владимир Туров: Что делать, кроме как ходить на выборы и голосовать за Собчак и других кукольных кандидатов? Туров и Потапенко не идут почему-то в политику. Почему же, Дмитрий, ты не идешь в политику по-настоящему?

      Дмитрий Потапенко: Принятие участия в муниципальных выборах и вообще во всех выборах, которые происходят – это ваша обязанность. Я был один из четырех претендентов на должность кандидатов в президенты РФ. Это зависит не только от меня. Это зависит от множества факторов. Более того, мою кандидатуру пытались и на должность московского мэра выдвинуть и на должность московского областного мэра и даже, более того, поскольку по нисходящей, в этом году в Калининграде, в котором я выдвигался, разыгрывается один мандат в Государственную думу. Ребята, вы не знаете и тысячной части того, что происходит под ковром. Для того, чтобы Туров или Потапенко оказался даже просто допущен к тому, чтобы их благосклонно куда-то вставили, вы не представляете, сколько
придется побегать по кабинетам, чтобы даже зацепиться туда ноготком мизинчика. Это такая титаническая работа.

      Владимир Туров: Я добавлю. Я согласен совсем, что сказал Дмитрий. Абсолютно. Я тоже знаю эту кухню изнутри. Я тоже делал подобные попытки. Врать вам в наглую и обещать, что с завтрашнего дня зарплату всем подниму на 30% и осчастливлю, мне тошно. А когда начинаешь говорить правду, что и вам придется попахать, вы такие: «О, ну его на фиг!» И все.

      Дмитрий Потапенко: Потому что лучший кандидат, это который пообещает: всем бабам по мужику, мужику по бабе и зарплата в 1000 долларов, а пенсия в 5000 долларов. И выигрыш на раз-два. А если начнешь, скажешь: ребята, вы знаете, надо будет работать, надо будет изменять законодательство, начнешь эту нудятину… Мимо кассы. Как кандидат, сразу топишься.      


      Владимир Туров: Дим, на каких принципах формируешь свою команду?


      Дмитрий Потапенко: В обязательном порядке все растут снизу. У меня нет людей, которые пришли со стороны. Команда – я подразумеваю только управленческий персонал, потому что ритейл, общепит – это огромнейшая текучка персонала, мы работаем в тяжелой среде. А вся команда росла всегда снизу.


      Владимир Туров: Как получить личную консультацию от Потапенко, есть ли какой-то способ связи?


      Дмитрий Потапенко: У меня нет такого. Я не консультирую. У меня сайт есть официальный potapenko.ru. Но я не могу сказать, что я оказываю личные консультации.


      Владимир Туров: Возможно ли развитие бизнеса без получения образования, либо стоит сделать акцент на обучение?


      Дмитрий Потапенко: Это не зависит от образования, я не очень понимаю, что такое бизнес-образование, как человек, получивший МВА. Ключевой навык – это навык коммуникации. Если у вас есть навык коммуникации, вы умеете договариваться, то все остальное может решаться специалистами. Есть краткосрочные семинары. Здесь вам нужно очень быть внимательным с точки зрения выбора преподавателей. Я изредка провожу мастер-классы, но я понимаю, что основные деньги зарабатывают хайповые инфобизнесмены, у которых на каналах в подписке полтора миллиона, а по жизни они навыками не обладают никакими.


ВЫВОДЫ
     Владимир Туров: Заканчивая, я сейчас как раз в рамках подведения итогов дам несколько советов от себя, причем у меня нет цели понравиться. У меня цель – сказать вам правду такой, какая она есть. И я бы просил Дмитрия тоже сказать эту правду.
Совет №1 – проснитесь.
Совет №2 – не думайте, что кто-то за вас что-то решит. Если вы немедленно не готовы назвать ФИО, кто соберет мусор около дома, то знайте, его никто никогда не соберет. Если вы не готовы назвать фамилию того человека, который изменит эту ситуацию в стране, то знайте, это по всей видимости, вы.
Совет №3. На самом деле есть два типа поведения. Первый тип – розовые очки, мы будем направлять внимание только на хорошее, не грузите нас плохим, и так жизнь плохая. А есть второй тип поведения – видеть реальность такой, какая она есть, и пытаться с этой реальностью что-то сделать, вытаскивая ее в лучшую сторону. Большинство из вас ходит в толстых, розовых очках. И думает, что оно все само собой рассосется. Поэтому линзочки снимаем и начинаем смотреть на реальность и пытаемся с этим что-то сделать.
Совет №4. Вы знаете, великие дела и великие цивилизации начинаются с великих идей. Идея первична, а материя вторична. И вместо того, чтобы смотреть телевизор, попробуйте сгенерировать какую-то великую идею и начните ее реализовывать или найдите того, кто способен эти идеи генерировать и начните его хотя бы поддерживать и распространять эти вещи. Это величие может проявляться в чем угодно, начиная от поддержки детских домов, реабилитации наркоманов и заканчивая. если вам нравится экономика, может быть, вы что-то сделаете в этой области. Но делайте хоть что-нибудь.


      Дмитрий Потапенко: Я всегда говорю: розовые очки бизнеса легко разбиваются о серость уголовных дел. Поэтому носите их, тогда я вас, как уполномоченный по защите, приму в распростертые объятия, только не обещаю, что вы выживете.


      Владимир Туров: Уважаемые коллеги, я от вашего имени очень благодарю Дмитрия за прямоту, за честность и, Дим, я искренне желаю тебе побед!


      Дмитрий Потапенко: Аналогично.


      Владимир Туров: Огромное вам спасибо и просто удачи!